Картина, изменившая Париж: “Резня на Хиосе” Делакруа

Резня на Хиосе Делакруа

“Резня на Хиосе” Делакруа

В мае 1823 года молодой, но – по общему мнению – очень многообещающий художник, записал в своём дневнике: “Я решился написать для Салона сцену резни на острове Хиос”. Звали художника Эжен Делакруа.

30 марта 1822 года к Хиосу подошел турецкий флот под командованием капудан-паши Кара-Али. Он должен был наказать жителей острова за поддержку греческого восстания против турецкого правления. Надо сказать, что значительная часть хиоссцев восстания не поддерживала и всячески демонстрировала лояльность к туркам, но – по выражению “Монинг Кроникл” – на своё несчастье «во-первых, они были богатыми, во-вторых, имели семьи и наконец, то что делает две предыдущие вины невыносимыми, они были безоружными». Началось всё с бомбардировки города (на острове был расположен одноимённый город). Потом последовала высадка. В течение 24-х часов было убито около 10 000 человек. Уничтожали всех детей до трёх лет, всех мальчиков и мужчин старше 12 лет и женщин старше 40 лет. Спастись от смерти могли юноши и молодые мужчины, изъявившие готовность принять ислам. После разграбления города – напомним: Хиос был богатым торговым городом – турки двинулись в сельскую местность. Крестьяне ушли в пещеры и леса, и Вахит-паша (начальник турецкого гарнизона на Хиосе) объявил амнистию. Он освободил часть заложников (которых хиоссцы предоставили добровольно ещё в начале восстания – чтобы доказать свою лояльность) и поручил им оповестить об амнистии скрывающееся от турков население. Поверившие в амнистию были убиты. Вслед за ними были уничтожены оставшиеся заложники.

До турецкой высадки население Хиоса составляло 120 000 человек (сейчас там живёт около 60 000). Приблизительно 25 000 человек были убиты, около 45 000 – проданы в рабство. Более чем 20 000 удалось бежать с острова, ещё 10-15 000 умерло от болезней. К лету 1822 года на острове осталось не многим больше 2 000 жителей…

Европейские правительства реагировали на события в Греции весьма сдержанно. На Веронском конгрессе Священного союза, в 1822 году, греки не смогли даже вручить свою петицию, составленную в Аргосе временным правительством и адресованную ведущим европейским державам (Британии, России, Пруссии, Австрии и Франции). Официальная позиция в отношении борющимся за свою независимость греков заключалась в следующем: “…хотя участь этой христианской нации и желательно улучшить, но восстание против законной власти султана заслуживает решительного осуждения”. И значительная часть населения Европы и России разделяла эту позицию. Но не все.

Лорд Байрон, пребывающий в добровольном изгнании в Италии, всеми доступными средствами агитировал в пользу поддержки борьбы греков. Его друг, Хобхауз, пытался получить у английских банкиров заём для греческого правительства.  В 1823 году он создаёт в Лондоне Филэллинский комитет. Ещё раньше – с августа 1821 года – такие комитеты появляются в Германии. А что же Франция? Франция пока ограничивалась светскими разговорами.

И вот молодой художник приносит в мастерскую огромный – три с половиной на четыре метра – холст. 12 января Делакруа начинает писать картину. В середине июня картина “Сцены резни на Хиосе: греческие семьи, ожидающие смерти или рабства и т. д.” (так звучало полное название картины) была представлена жюри Салона. Несмотря на ворчание маститого Гро о том, что “это не греков режут, это живопись режут…” картина была одобрена и вывешена для всеобщего обозрения под номером 450. Но, получив пропуск на экспозицию, Делакруа натыкается на  пейзажи Констебля. В результате, за две недели до открытия салона, Делакруа фактически полностью переписывает картину. “Подумать только, что “Хиосская резня” вместо того, что она есть, едва не осталась серой и тусклой картиной. О, я таки поработал эти пятнадцать дней, вводя самые яркие краски…” – так он описал то, что произошло. И наконец, в середине июля 1824 года, салон открылся.

Эжен Делакруа,

Эжен Делакруа, “Резня на Хиосе”, Париж, 1824. Холст, масло, 419 х 354 см.

Критика встретила “Резню на Хиосе” без энтузиазма. Кто-то сострил, что картина написана “пьяной метлой”, кто-то счел, что Делакруа “…считает прогрессом только те нелепости дурного тона, которые делает”. Стендаль: “Сколько бы я не старался, я не в состоянии любоваться Делакруа и его “Хиосской резнёй”. Мне всё время кажется, что картина первоначально должна была изображать чуму, но затем художник, начитавшись газетных сообщений, сделал из неё хиосскую резню. В огромном живом трупе, помещенном в центре картины, я вижу лишь несчастного зачумленного, попробовавшего вырвать у себя чумной бубон…”

Но несмотря на мнение критиков, перед картиной толпились парижане. Кто-то при виде картины высокомерно усмехался, а кто-то…Один из членов жюри Салона, глядя на картину задумался и сказал: “Это всё очень трогательно, здесь много чувства”. И многие из зрителей разделили эмоции, вложенные автором в картину.

21 декабря 1824 года было объявлено о создании Филэллинского общества в Париже. Связаны ли два этих события между собой? Неизвестно. Но точно известно, что Шатобриан – бывший одним из самых активных деятелей этого общества – восхищался картиной Делакруа. И так же известно, что за два года перед этим он был одним из авторов равнодушного заявления участников Веронского конгресса Священного союза. Сила искусства? Общественное мнение?

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.