Томас Гейнсборо, человек, ненавидевший портреты.

“Портреты мне надоели до смерти; я бы предпочел взять виолу-да-гамба и отправиться с ней в какую-то прелестную деревеньку, где я мог бы рисовать пейзажи, наслаждаясь в тишине и покое остатками дней своих. Но все эти прекрасные леди с танцами, чаепитиями, охотой на мужей etc., etc., etc., украдут у меня мои последние десять лет и – боюсь – ещё и мужей при этом не заполучат”

Это написал один из самых известных и востребованных портретистов второй половины XVIII века, получавший за портрет “прекрасной леди” 60 золотых гиней (в то время за 10 гиней можно было арендовать на год домик в деревне или пригороде, а за 40 – шикарную квартиру на тот же срок). Он был сыном ткача и звали его Томас Гейнсборо.

Томас Гейнсборо, портрет четы Эндрюс.

Портрет четы Эндрюс; холст, масло, 119.4 x 69.8 см.; ок. 1750 года.

А это одно из его творений – довольно раннее, но, тем не менее, довольно известное: портрет четы Эндрюс (Роберта и Франсис-Мари). Довольно типичный для того времени семейный портрет – избежавший, правда, псевдоантичных сооружений на заднем плане. Фигуры и лица довольно неуклюжи и никак не способствуют появлению мыслей о мастерстве портретиста. Мистер Эндрюс вернулся с охоты, лицо у него скорее скучное и слегка раздраженное. А вот выражение лица его супруги – поинтереснее и навевает мысли о назревающем семейном скандале. Из-за чего скандал?

Томас Гейнсборо, человек, ненавидевший портреты

Обратите внимание на эти лица. То ли Томас Гейнсборо действительно был человек, ненавидевший портреты, то ли назревает что-то интересное для любителей скандалов…

Кое-кто считает, что лица семейства Эндрюс несут на себе отблеск личной жизни художника. Гейнсборо женился за несколько лет до написания этой картины (в 1746 году) на некой Маргарет Барр, которая по слухам была внебрачной дочерью может герцога Бофора, а может герцога Бедфорда. Свадьба принесла Гейнсборо ренту в размере 200 фунтов стерлингов в год, но не принесла семейного счастья. Получивший – по его собственным словам – хорошее “подъюбочное образование” художник уже вскоре после свадьбы жаловался в письмах, что его “…жена добра, но слаба; и никак не может составить моё счастье”.

Хотя – по нашему мнению – причина намного проще. Видите непонятной формы и цвета пятно на коленях у леди? По первоначальному замыслу на коленях у Франсис-Мари Эндрюс должен был лежать подстреленный мужем фазан. Наверное этот чурбан (мы о муже) не мудрствуя лукаво шмякнул окровавленную тушку прямо на прекрасное голубое платье. А кому понравиться, когда новенькое шелковое платье пачкают фазаньей кровью? Судя по тому, что картина осталась незаконченной – досталось также художнику: то ли за компанию, то ли за идею. Так и вышло, что на портрете счастливой семейной пары счастливо выглядит только собака. Возможно, ждет, что хозяйка ещё раз зашвырнёт птичку в кусты и можно будет опять принести её обратно. Это ведь такая весёлая игра!

Теперь самое время задать вопрос: почему, всё-таки, Гейнсборо считают великим художником? Давайте проведём небольшой эксперимент. Отрежем от картины повздорившую парочку и оставим только фрагмент с фоном.

Томас Гейнсборо, фрагмент

Пейзаж с портрета четы Эндрюс.

Думаем, теперь понимаете. А портреты со временем у него тоже стали весьма неплохи. Хотя он и не упускал возможности поиздеваться над своими клиентами. Например, на вопрос одного заказчика о детском черепе, лежащем на каминной полке, Гейнсборо ответил… что это ценнейшая вещь! череп пятилетнего Гая Юлия Цезаря!

Портрет Джорджины, герцогини Девонширской. Холст, масло, 101.5 x 127 см. 1787 год.

Портрет Джорджины, герцогини Девонширской. Холст, масло, 101.5 x 127 см. 1787 год.

А приданое жены и деньги, получаемые им за столь нелюбимые портреты, позволяли заниматься в своё удовольствие рисованием пейзажей и музицированием.

Томас Гейнсборо. Речной пейзаж. Масло, холст, 119 х 168 см. Между 1768 и 1770 гг.

Речной пейзаж. Масло, холст, 119 х 168 см. Между 1768 и 1770 гг.

С музицированием, правда, получалось не так хорошо. По крайней мере, когда Гейнсборо решил сыграть Баху на фаготе, Бах возопил: “Бросьте это немедленно! Боже милостивый, это же… это просто рёв осла в церкви!”

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.